Российские ученые рассказали, как можно монетизировать радиационные исследования Печать
Новости об инновациях
06.03.2015

Радиация долгое время применяется в медицине и промышленности. Самый известный пример — рентгеновские лучи. Но поиск новых методов применения радиации продолжается. Павел Балакирев, руководитель информационно-аналитического управления Научно-исследовательского института технической физики и автоматизации (НИИТФА), рассказал «Ленте.ру» о проекте по обеззараживанию произведений искусства и потребительских продуктов.

Долгое время АО «НИИТФА», сейчас входящее в госкорпорацию «Росатом», помимо НИОКР ведет на коммерческой основе работы по стерилизации медицинских инструментов, одноразовых шприцев, перевязочных материалов, компонентов для косметики.

Используется для этого радиационная установка ГУ-200М на основе изотопа Со-60 (кобальт-60). Она испускает гамма-излучение с определенными параметрами.

preview_1_9.jpg Рис. 1. Павел Балакирев.
Фото: РосАтом.

«Лента.ру»: Не опасно ли это? Думаю, этот вопрос первым возникает, если посетитель музея узнает, что осматриваемую им картину облучали радиацией.

Павел Балакирев: Из-за недостатка информации о применении гамма-излучения в народном хозяйстве при упоминании слова «радиация» человек в первую очередь вспоминает про известные аварии и случаи радиоактивного заражения. Однако в промышленности, науке и повседневной жизни ежедневно применяются физические процессы, которые при определенных условиях могут быть опасны. А при соблюдении техники безопасности они работают на человека.

Как это ни удивительно звучит для общества с высоким уровнем радиофобии, но иногда, например в медицине, радиация несет человеку здоровье. Определенные дозы облучения безопасны. Если же высокая степень излучения и представляет угрозу, то уровень технических средств и современных технологий, применяемых при работе с источниками гамма-излучения, способны защитить человека. Все измеряется, контролируется и просчитывается. В нашей установке используется изотоп кобальт-60, энергии испускаемых им гамма лучей недостаточно, чтобы вызвать вторичное излучение в обеззараживаемых объектах, но его хватает, чтобы разрушить генетический материал микроорганизмов и убить их таким образом.

Персонал также не подвергается действию радиации: весь процесс происходит в специально оснащенном помещении. В момент работы установки оператор находится в соседней комнате, отделенной толстыми стенами и массивными дверьми. После окончания облучения в камеру можно входить уже через минуту. Уровень фона постоянно контролируется дозиметрами. Вы удивитесь, но пока установка не активна, даже в самой облучательной камере уровень радиационного фона ниже, чем на улице.

preview_2_5.jpg Рис. 2. Облучательная установка. Фото: РосАтом.

─ Почему вы решили использовать научную установку для прикладных целей?

─ «Росатом» всегда поощрял исследования, которые можно монетизировать. Доходы от коммерческой деятельности не только помогают финансировать текущие работы, но и позволяют проводить прикладные исследования.

Вопросы радиационной стерилизации мы изучаем уже давно, а с 2009 года осуществляем ее на коммерческой основе. На данный момент у нас есть опыт обеззараживания продуктов широкого потребления, например компонентов кремов для лица, одноразовой медицинской продукции, инструментов. Нам будет приятно и полезно поработать в более масштабных проектах, помочь России сохранить культурное наследие.

Радиационное излучение можно использовать для обработки книг, картин. Оно способно убивать как микроорганизмы и грибы, так и мелких насекомых, причем по всей глубине материала. Таким образом, даже однократная обработка позволяет устранить сразу несколько источников опасности для предметов искусства.

─ Почему нельзя провести обеззараживание другими методами, без применения радиации?

─ Всегда есть альтернатива, но преимущество обработки радиоактивным излучением в том, что оно может проникать в глубину объектов, а не действовать только на поверхности. Кроме того, не всегда книгу или картину можно, например, протереть раствором или обработать газом, потому что пострадает изображение.

Гамма-установки имеют не только функциональное, но и экономическое преимущество — это малые энергозатраты. Скажем, для наших целей можно использовать ионизирующее излучение, полученное и с помощью линейного ускорителя электронов. Однако ускорители потребляют много электричества, потому требуют высоких расходов на эксплуатацию. А радиоактивный источник сохраняет параметры излучения в течение многих месяцев. Период полураспада кобальта-60 — 5,2 года.

─ Является ли радиационное обеззараживание мировой практикой?

─ Дезинфекция с помощью радиации широко применяется в мире, например в США. Конечно, такого рода устройства перед применением проходят жесткую проверку на безопасность. Наши установки разрабатываются на основе целого свода правил — санитарных, технических, требований безопасности МАГАТЭ.

─ Если это коммерчески выгодный процесс, то почему такими установками не обзавелись коммерческие компании?

─ Использование гамма-установок требует обязательного соблюдения ряда условий, выполнить которые под силу пока только крупным научно-исследовательским институтам. Все-таки это в первую очередь научный прибор, который позволяет исследовать воздействие нормированных доз радиации на объекты. Но уже проявился интерес со стороны бизнес-сообщества: к нам постоянно приезжают с вопросами о практических и коммерческих возможностях радиационных технологий.

Сейчас мы участвуем в реализации двух проектов по созданию центров облучения. Мы рассматриваем оказание подобного консультационного сервиса как источник получения дохода, наряду с самими работами по радиационному обеззараживанию.

Автор: Александр Баулин.

Источник - http://www.nanonewsnet.ru/articles/2015/rossiiskie-uchenye-rasskazali-kak-mozhno-monetizirovat-radiatsionnye-issledovaniya